• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
22:13 

Творческое

Это как-то удивительно, и я грешу на какие-нибудь вспышки на солнце или химические выбросы в округе, но на меня напало какое-то творческое озверение.
Из меня просто-таки прут какие-то сюжеты. Что самое удивительное - они довольно, не скажу развиты, но сложны. Банальны, конечно, куда без этого: "Да-да-да, все сказано давным давно..." (с), но распространенные, а не только касаются конкрентых в целом обрывочных сцен.
Характеры поперли откуда-то. Мало того, что они тоже довольно сложные. Со своими заморочками какими-то. И даже пытаются друг с другом и с законами мира взаимодействовать.

Раньше я так не умела. Это что-то новое во мне открылось.
И, главное, прет по-жуткому: развернуться масштабная картина может буквально от одной короткой услышанной фразы.
На днях за полтора часа накатала особо остро рвущуюся идею на четырех листах А4 часа за полтора. Это считая обдумывание каких-то сложных моментов. Идеи прут - только успевай водить ручкой по бумаге.


И самое печальное из этого всего то, что мне особо некогда заниматься записыванием идей. А уж тем более - писаниой как таковой...

Кажется, я просто вышла в точку прорыва по S-кривой. Набралась слишком много иноформации из окружающего мира и теперь ею фонанирую. Последние пару-тройку лет я обрела неплохоой практический опыт общения с людьми и стала их "видеть" и немного прогнозировать.

Это здорово! Это классно! Я об этом мечатала еще с подросткового возраста.
Но! Где бы взять время на реализацию?..

@темы: Интроспекция, Проза, Творчество

23:03 

"Прощание с Родиной"

Пишет I-lang:
14.11.2011 в 22:26


Прошу прощения за все нижеследующее. Просто тема для меня весьма значима.


"Это всего лишь еще одна история о том, как проступает сквозь прошедшее время в будущем мелодия, написанная давно умершим человеком о Родине, которой не существует теперь на карте."
ezhe.ru/ib/issue891.html


Лично для меня проникновеннее всего полонез звучит в исполнении:
ансамбля скрипачей Якутии:
www.audiopoisk.com/track/no/mp3/moginskii---pol... (прошу прощения, так и не научилась встраивать - повода пока не было.)

и ансамбля балалаек:
narod.ru/disk/31395163001/og01.mp3.html


И тут, это...
i-lang.livejournal.com/2266.html
Очень уж меня впечатлила в свое время история (пусть и, возможно, выдуманная) создания этого полонеза.

URL комментария


Википедия:
"Прощание с родиной (польск. Pożegnanie Ojczyzny), часто Полонез Огинского - полонез ля минор, написанный польским композитором Михаилом Огинским в 1794 году. Один из самых известных полонезов.
Считается, что Огинский написал полонез, покидая Польшу после подавления восстания Костюшко, в котором он принимал участие.
Первоначально написан для клавира, существуют переложения для различных инструментов и оркестровка.
"



Нам на муз.литературе рассказывали:
Огинский написал его в последние часы пребывания на Родине. Когда знал, что его ищут, что страну придется покинуть. Тогда он думал - навсегда. Любимую страну, ради благополучия которой он ввязался в политические действия.
Скрывался на чердаке дома своего соратника. Там по случайности стоял клавир. Что бы как-то занять тягучие часы ожидания, Огинский сел за него. Так, нота за нотой, родился полонез "Прощание с Родиной".



www.politforums.ru/historypages/1268427565.html
Для дополнительной пищи для размышлений.

@темы: Воспоминания, Город, Для памяти, Интернет, Интроспекция, Люди, Миниатюра, Музыка, Мысли вслух, Настроение, Проза, Рефлексия, Ссылки, Творчество, Точка зрения, Увлечения, Философия

04:26 

Конвейер

Копошение и шевеление охватывало все большую площадь планеты.
Движение за движением: налаженные процессы, выверенные траектории, точность и слаженность, синхронность. Конвейер.
Завод работал. И расширялся. Работал и расширялся.
Стадия за стадией: штамп, обрез, сварка, свинчивание, сварка, пайка. Штамп. Обрез. Сварка. Свинчивание. Сварка. Пайка. Штамп. Обрез. Сварка. Свинчивание. Сварка. Пайка.
Сбор. Отладка. Запуск.
Сбор. Отладка. Запуск.
Сбор. Отладка. Запуск. Сбор. Отладка. Запуск. Сбор. Отладка. Запуск. Сбор. Отладка. Запуск. Сбор. Отладка. Запуск. Сбор. Отладка. Запуск. Сбор. Отладка. Запуск. Сбор. Отладка. Запуск. Сбор. Отладка. Запуск.
Бесконечный цикл…
Сбор.
Экономные движения. Рациональные. Сосредоточенные лишь на одном действии. Единство, состоящее из множества. Управляемый хаос, хаос порядка. Непересекающиеся во времени или пространстве траектории. Неоценимая красота.
Отладка.
Только варианты. Существующие варианты. Возможный выбор, предполагающий единственное решение. Циклы и условия. Задачи, подзадачи, под-под… Без ненужных сомнений, без потери времени. Полное сосредоточение на Цели. Неоцененная рациональность.
Запуск.
Новых и новых, и новых единиц множества…
«Плодитесь и размножайтесь…»

Движение заполняло планету все больше и все быстрее. Множество машин росло в геометрической прогрессии… Но жизни в них не прибавлялось ни на грамм от составляющего их металла… Как ни старался Искусственный Интеллект Головного компьютера…
Выполнить последний наказ человечества не получалось.
Людские кости дотлевали.

@музыка: Океан Эльзи - 911

@темы: Фантастика, Творчество, Проза, Миниатюра

02:52 

Меломан

Залы королевского дворца кипели... Все шептало, шебуршало, ворчало, бубнило. В углах, в анфиладах, нишах, коридорах... На ухо. В ладонь. Через газетку. Через дверь.
Постепенно волны выплескивались на улицы столицы, и там расходились во все стороны. Сперва - робко, а потом - набирая все большую силу.
А передавали друг другу лишь одну шокирующую новость: принцессу похитил дракон!
Дескать, летел он себе поутру по каким-то своим драконским делам. Да как-то близехонько от принцессиной башенки. А та, на свою беду, косы расчесывала, да в голос распевала… Злыдень-то и выхватил ее своими когтями, выцарапал голубицу из оконца, да и был таков. А из свидетелей… Да всего-то двое стражников из охраны. Да только…
Никто не мог поверить. Кто-то искал того, кому выгодны слухи такого рода. Кто-то искал причины, побудившие такой слух пустить. А кто-то просто не верил в драконов.
Страна лишилась, во-первых, наследницы. Во-вторых, некоторой экономической стабильности. А в-третьих, жители столицы, - ежевечернего прослушивания сольного концерта принцессы. Уж пела она, так пела... Собственно, частично, внутренняя экономика страны даже со-стояла на несколько процентов из грамотно поставленного концертного дела: билеты, сувениры, эксклюзивное право исполнять мелодии или слова песен на домашних торжествах. Раз в треть года. Раз в полгода. Раз в год. Или в любое время, но всего пяток раз.
Конечно, никто не мог уследить за простым народом. Особенно из провинций: приехал, скажем, крестьянин из далекой деревеньки, услышал песню, запомнил; а как поехал домой - стал себе под нос ее бубнить да насвистывать, да дома еще родным да соседям напел в силу своего скромнехонького таланта. Разве уследишь?.. Ну да старались это в свою пользу развернуть - рекламировали. Из той же далекой деревеньки народ тоже может подтянуться. А там - и из соседней... И еще из парочки близлежащих. Так и найдется тот, кто сможет и сумой потрясти, да выкупить парочку безделушек.
А вот бардов, менестрелей и прочую околотворческую шушеру держали в железных рукавицах! За неразрешенное исполнение, по доносу или схваченных с поличным, бросали в тюрьму, иродов беззаконных. Особо сурово каралось изменение оригинала.
Ну и для дам и сочувствующих было с лишком нарядов, как у принцессы, головных уборов, как у принцессы, украшений, как у принцессы. И так далее...
И тут... Нате вам!.. Вдруг, ни с того ни с сего, какой-то дракон...
Горю многочисленных устроителей концертов, законников, продавцов и прочих, и прочих не было предела.

Но большинство жителей, всё же, вздохнули с облегчением: у бедняжки принцессы не было голоса. Абсолютно...
Сплюнули через плечо (от греха). И решили, что нет разницы: дракон или не дракон, а рыцарей и простых искателей любви или приключений... Или наследства... Или всего сразу они никуда не пустят, да и дело с концом.


А что же дракон?..
А у дракона не было слуха. Абсолютно...

@темы: Увлечения, Творчество, Сказки, Проза, Драконы, Юмор

05:35 

***

Вещи собраны. Чемодан упакован.
У меня осталось два часа до самолета.
120 минут до вечной ссылки.
7200 секунд на прощание с родиной. Родиной…
Уцелевший от продажи офисный стул за пустым столом. Медленно раскачиваюсь на первом.
Не узнаю квартиру, в которой прожило три поколения, прошла вся моя жизнь. Голые стены, на одну из которых лег тонкий солнечный луч, вызывают лишь удивление. Никакого чувства сожаления. Никаких воспоминаний.
Позднее утро за окном. Уже почти и не утро, но еще и не яркий день. Так, маленький рубеж. Пограничье. Между «Там» и «Здесь». За стеклом обычная жизнь. Обычная суета. Но без меня. Уже без меня. Как после смерти, но до нее.
Между.
И за окном дразнящее летнее солнце. Слегка сонное, пока чуть теплое. Оставляющее в тени большую часть видимого мне. Еще не перебравшееся через соседний дом. Но уверенно ползущее к зениту… Но уже до меня не доберущееся.
Там будет только другое солнце.
Некогда вспоминать все, что было. Почти некогда предаваться грусти. Предаваться унынию – нельзя. Так без глубоких мыслей, в пустом созерцании несколько тысяч секунд… Но что-то все равно зреет. Полнится и тянет, словно отрывается. Словно остается. Не здесь. Не там.
Где-то между.
Между тем, что буду вспоминать. И тем, что действительно было.
Между тем, где было, и где будет…
Вперед нужно идти лишь с открытым разумом и сердцем… Но вот что остается тут?.. Что уже тянет назад?..
Звонок в дверь.
Входите, не заперто…
- Добрый день… Да. Уже пора.
Взят чемодан.
Почти полтора часа, что-то около девяноста минут… И уплывающие десятками секунды.
В путь.
В дорогу между "тем" и "этим". И в вечность прощания с Родиной…

@музыка: М. Огинский, Полонез "Прощание с Родиной"

@темы: Творчество, Проза, Миниатюра

00:12 

Вечный Танец

Шаг. Шаг. Шаг.
Круг. Круг. Круг.
Вальсом. По таящему снегу.
Вечной спиралью.
По еле-зеленой траве. По слишком желтым листьям.
По мягким лужам и голой земле.
Наступая на собственные следы. И творя новые.
Вальсом, вальсом. Вальсом.
С каждым годом быстрее.
Зная единственного партнера - того, кому отмеряешь время. С кем умрешь. За кого танцуешь. За кого живешь здесь. Того, кого здесь нет и не будет.
Ты, большей частью, топчущий слякоть.
Он, танцующий в вечной весне.
Тот, скрипящий рассыпчатым снегом...
Другие.
Все вы, Вечноживущие до Танца.
Расправляя короткие крылья. В тщетной попытке улететь. С твердым знанием, что это никогда не удастся.
Под собственную неслышную никому музыку.
Шаг. Шаг. Шагом ближе...
Круг. Круг. Кругом дальше...
Нехотя. Но не оглядываясь.
Отмеряя время.
И не оставляя надежды на полет...

@музыка: Е.Дога - вальс из к\ф "Мой ласковый и нежный зверь"

@темы: Легенды мира, Настроение, Проза, Творчество, Увлечения

06:46 

Запах памяти

Весной все свежеет.
Все становится легким.
Можно летать.
Долгая дорога до музыкалки весной всегда становилась до невозможности приятной. Туда. Оттуда я практически каждый раз выходила в темноту еще не полностью разгулявшегося вечера. Еще весеннего, а не летнего. Уже не лишенного благообразности и легкости, но еще не достигшего летнего совершенства - отдыха от дневного зноя.
Даже неподготовленной, с невыученными нотами и без распевки - если на сольфеджио - идти было приятно.
Мимо своей средней школы.
Мимо чужого детсада.
Мимо дома быта "Орбита" и милого большого пустыря, по цементым плитам с каменной крошкой, с каждым годом все больше превращающихся в крошево.
Длинная пологая лестница, ведущая к музыке.
Мимо старой голубятни. По бывшему фруктовому саду. И по тропинке под соснами.
Ближе к шуму и гаму младших учеников. Разных отделений и классов. И родители на скамейках, охраняющие и следящие. Гордящиеся.
Даже тяжелый футляр не висел мертвым грузом, а будто летел рядом как счастливая собака.
И запахи.
Переплетающиеся запахи сосен, канифоли и лака.
Терпкие.
Легкие.
Яркие.
Прохладные.
Зайдешь в вестибюль. Оно! Родное. Зеркала. А фонтанчики... Снова не работают. Искусственная неувядающая яркая зелень. Хореография прыгает и скачет, заполняет почти весь холл - или костюмы пробуют, или народные им дали - радуются, или пересменок у них - младшие, натягивая штаны и куртки взахлеб рассказывают что было, старшие степенно отправляются на урок. Или не степенно. Девчонки.
Стянешь куртку. Переобуешься, или, если сменку тащить лень было, - как-нибудь проскользнешь мимо уставшей от наплыва народа вахтерши - и к классу.
Ноты слегка прохладные. Футляр слегка прохладный. После быстрого запаляющего шага - приятно.
Откроешь замочки, откинешь крышку - и вот он - запах. Скрипки. Музыки.
Запах.
Запах...
Весны.
Легкости.
Свежести.
Памяти.

@музыка: Мегаполис, Баллада о воске и меде

@темы: Для памяти, Миниатюра, Проза, Творчество

05:11 

Светлая мечта

Непроходящие сумерки незаметно превратились в ночь. Сквозь уже почти непроглядную темноту высвечивают белые крылья. Грязные, со взъерошенными перьями. Мягко-поникшие. Вздрагивают от судорожного дыхания умирающего животного. Иногда едва-едва шевелятся, чтобы разогнать остывающую кровь.
Вдох-выдох. Вдох-выдох... Приоткрытая пасть никак не помогает урвать еще чуть-чуть воздуха. Вдох. Морда утыкается в землю. Длинная шея не держит голову.
Выдох.
Вдох. Выдох.
Ветер ерошит еще пока чистую белую гриву. Вдох-выдох.
Ноги дрожат. На них уже не встать. Забыть о беге.
Лишь бы сделать еще раз вдох и выдох.
И еще раз...
По каменной пустыне неприятно бегать. По бесконечной темной пустне нет смысла бежать. Но бегать было весело. Бесцельно. Ради самого бега.
Крылья уже не поднимут в небо. Пусть серое. Пусть холодное. Забыть о полете.
Вдох.
Летать не сложно. Даже в темных сырых облаках. Даже в сильные грозы. Просто летать.
Выдох. Вдох.
Отключить слух. Забыть о завывании ветра. Ледяного ветра. От которого не спрятаться среди чахлых деревьев. И не убежать. Потому, что он быстрее.
Выдох. Вдох.
Закрыть глаза. Забыть о сумеречном пустынном мире. И о той, что сидит рядом и смотрит, как умирает ее мечта. Мечта улететь туда, где светит солнце, много жизни и тепло.
Холодный ветер постепенно заметает белую гору серым пустынным песком.



У них было сказание о Светлом Мире. Много-много поколений оно поддерживало их - рассыпавшихся поодиночке по всей темной пустыне двуногих. Нужно только найти своего белого Крылатого коня, говорило сказание, и приручить его. И тогда, когда-нибудь, он увезет тебя за облака. Туда, где тепло и светло. Где много жизни.
Каждый расшифровывал сказание по-разному. Те, кто никогда не встречал белых крылатых лошадей, искал иносказательность. Переносный смысл. Тем, кому посчастливилось, искали способы приручить недоверчивое животное. А кто-то из них просто шел к главной цели, пытаясь заставить, а не дождаться.
Механизмы первых так и не дали возможности полета. Лишь жалкое подобие, продлевавшее прыжок.
Вторые редко достигали успеха в приручении. И никогда - в полете. Прирученные животные постепенно чахли и умирали, не выдерживая привязанности.
А третьи падали с небес на землю вместе с крылатым конем, разбиваясь насмерть.
И все же, сказание продолжало жить...

@музыка: NOIR ORIGINAL SOUNDTRACK 1 04 canta per me

@темы: Творчество, Проза, Миниатюра, Легенды

06:36 

Цель: идеал. 0.1

22:19 

Гризэус

Мне плохо. Плохо так, как только может быть человеку в моем положении...
Не физически. Нет.
Только душевные муки не дают мне покоя. Только они...
Все смешалось. Все бесит и не дает выхода. Но нет сил злиться. А расшвыривание предметов, битье посуды и удары по стенам лишь ввергают еще глубже во мрак безысходности... И злости.
Я все дольше лежу, бесцельно глядя перед собой. Иногда засыпаю. Но открыв потом глаза не могу толком проснуться, и все продолжает блуждать, кружиться... И все остается в тумане...
Те редкие часы, которые я провожу на улице, не добавляют ясности. Только боль... И ярость... И бессилие... Как продолжение неясных, блеклых, сумрачных, полных нонсенса снов...
Бесцельно брожу по серым улицам. Серебристые, черные, белые машины. Все в сером налете грязи. Сливаются в одноцветный свинцовый пыльный поток.
Шуршат по асфальту шинами.
Изредка взвизгивают, резко тормозя.
Сигналят.
Одинаковые. Бесконечные.
Замечаю на обочине синюю машину, лежащую на собственной крыше, и подставившую нашему бледному солнцу серое днище. Яркие пятна крови.
Люди вокруг. На пыльном асфальте. Люди в черном. В сером. В белом. В темном. Одинаковые. Выводящие из себя.
Вечно куда-то спешащие. Даже по сторонам смотрят механически. Одинаково. Одновременно.
Бегут мимо серых зданий, покрытых штукатуркой. Черных зданий, облицованных матовым камнем.
Чтобы не видеть все это поднимаю глаза к небу. Но и там все серо. Опять назревает дождь. Низкие тучи, оккупировавшие город, опускаются все ниже. И становятся все более темными. И угрожающими.
Где-то на краю поля зрения возникает ярко-красный воздушный шарик. Он пытается преодолеть сумасшедшее притяжение планеты и улететь в небо. Миг, и он исчез, погибнув в неравной схватке с ледяной атмосферой. Рядом раздается детский рев.
Машины. Люди. Здания. Изредка, в эту черно-серую палитру врываются бледные, запыленные, но цветные пятна...

Мы хотели жить так же, как сотни поколений до нас. Мы надеялись на чудо. Мы думали, что справимся...
Но мы погибли. Мы утонули в сером цвете. Мы ушли на дно Гризэуса*.Растворились в сером, даже не осознав этого...

***

Сотни физиков, биологов, химиков, социологов... Весь цвет науки, да и все, кто мог сказать хоть что-то вразумительное, в один голос твердили тогда, что лучшего места нет. Лучшего, чем единственная планета звезды класса Т под номером 7870-3297-890 по каталогу Extaiju.
Гризэус, так они окрестили ее. Вернее, названий-то было много, и получше. А вот прижилось лишь одно. И далеко не самое красивое...
Серая. Единственный шанс выжить в этой вселенной.

Мы пытались спасти все, что можно. Как в легенде о потопе. Банк ДНК. Все научные достижения. Ценнейшие предметы искусства... Все! Культура, наука, техника! Мы готовились к бегству очень долго. И очень тщательно. Мы не могли, не имели права ошибаться...

Для того чтобы стартовать понадобилось бешеное количество энергии. Но мы уже не беспокоились об истощении и так почти окончившихся ресурсов нашей планеты.
Просто в назначенный день и час. В единую секунду поднялись в небо сотни кораблей. Протаранив лазурь они умчались в черноту...
Никто не прощался с небом. И землей. С голубым цветом, и зеленым. Мы надеялись...

***

Все, что выжило к моменту приземления - люди и крысы. По приземлению пытались восстановить утерянные виды... Но непомнящие своих корней дети человечества и технологий не справились с задачей. Не хватало знаний, данных. Навыков, функций. Материалов.
А те, кто советовал переселение, не ошиблись в одном - человечество смогло здесь выжить. Как вид.
Как существа, созданные по подобию божию, - погибли.
Кое-как, потерпев много неудач, одержав горькие победы, мы смогли собрать какое-то подобие цивилизации. Но цивилизации чужой, адаптированной к местным условиям. К Серой.
Сбились в кучу. Составили единое целое. Стали одинаковыми.

***

Разрушительнее всего не ненависть. И не любовь.
Если при воспитании трех изолированных друг от друга крыс одной отдать свою любовь, второй - ненависть, а на третью не обращать внимания, то первая расслабится, будет ручной и податливой, вторая обозлится на мир, будет асоциальной, но выживет, а третья умрет.
Разрушительнее всего безразличие.

***

Я признаю. Я перечитал древних сказок, чудом попавших в мои руки. В далеком детстве они поглотили меня. Заманили в свой яркий цветной мир и не выпустили обратно.
Но думаю, это лишь далекие отголоски прежней яркости. Даже сказки стали тускнеть.
Ведь внешний мир так сер...

Окружающее пригибает к земле. Тяжелое. Серое. Угрюмое.
Идя по улице, еле переставляю ноги. По ровному асфальту, как через полосу препятствий. Замедленные движения.
Я даже не заметил, когда сопротивление мира пропало. И я ослеп. И сошел с ума.
Я могу различить несколько сотен оттенков серого... Как и любой современный человек. Но я не привык к разнообразию цветов. Невозможность рационально объяснить то, что я видел, отключила способность мыслить. Осталась только память. Только образы...
Кажется, существо, что застыло в некотором отдалении от меня, в сказках называли единорогом. Или пегасом. Я в свое время так и не разобрался в описаниях. Но зверя узнал. Он весь состоял из красок. Яркие. Нет, ярчайшие цвета, перетекающие из одного в другой.
Мощные ноги. Крупное тело. Длинная шея. Грива на ней жила собственной жизнью, развеваясь как нити под вяло бегущей водой, перетекая в фон вокруг зверя. Огромное животное! Наши головы были на одном уровне! Неужели они были так страшны и так огромны - сказочные звери?! Несколько секунд он смотрел на меня одним глазом, полуотвернувшись... Как будто я не представлял для него большого интереса, но требовал некоторого изучения. И на эти мгновения краски застыли. А потом все снова пришло в движение... По земле к моим ногам потекли цветные струи, растворяя серый. Я держался, даже когда они достигли моих ботинок. Приближавшийся зверь разбудил во мне дикий ужас. Но я стоял. В тот миг, когда он без сопротивления прошел сквозь меня, все превратилось во тьму...
Видимо, я кричал все время, пока сплошной мрак растекался от центра к краям поля зрения. Расходился, открывая знакомую и приятную серость. Кто-то остановился рядом со мной с намеком на любопытство, заглядывая мне в лицо. Но это была лишь тень того интереса, что нехотя проявило ко мне сказочное видение...
Но теперь я стал видеть цвет. Даже здесь, на Гризэусе.
Рассказать всем - первое, что я хотел сделать. Всё!.. Всё, что я видел, что стал видеть. Что мир не ограничивается гаммой серого.
- Да-да, - говорили они. И отворачивались, тут же забывая обо мне.
Ни грамма интереса. Минутное любопытство.
Никто не кричал о том, что я прав. Но никто не оспаривал.
Никто даже не заявил, что такого не может быть, потому, что не может быть никогда.
«Да-да», «Да-да», «Да-да...»



***

Мне плохо. Не физически, нет. Только душевные муки не дают мне покоя. Только они...
С каждым днем я все меньше верю себе. Я все меньше вижу красок. Мир снова блекнет.
Остается только серый... Серая. Слишком сильная планета. Слишком сильный цвет...




* Griseus – лат. серый


запись создана: 23.02.2008 в 01:07

@музыка: EvaneScence; Nightwish - The Siren, End of all hope, Planet Hell

@темы: Проза, Творчество

00:15 

Закат

И еще один день позади.
Жаркий, знойный, плавящий, иссушающий. Летний...
Садящееся солнце. Закат. Всегда любил это зрелище, никогда не уставал им любоваться. Старение и умирание дня. Величественное, горькое и родное.
Сейчас вид, открывающийся мне, красивее во сто крат того, что я наблюдал много-много лет назад. Большое солнце. Яркое солнце. Перелив цветов на облаках. И под ними очертания города, что окрашиваются в кровяные тона. Все совсем не так, как тогда. Всего больше.
Когда-то солнце было менее жестоким... Оно было далеким и неживым. Взгляд светила был обращен на что-то совсем другое. Но однажды оно, будто, проснулось. И теперь практически неотрывно и внимательно смотрит на нас.
Теперь под его лучами все умирает. То, что и так не является живым.
Плавятся обломки асфальта. Тают. Как шоколад в детских руках.
Гнутся под тяжестью выгоревших вывесок и щитов железные стойки. И из зданий, как кости из изуродованных тел, торчит арматура. Стекол нет уже много лет. Может быть, осколки все еще лежат там, внизу. Мне не видно.
Бетон крошится, отваливается кусками, придавая зданиям вид, который делает их еще более похожими на мертвецов.
Вода. Я не знаю, что стало с реками и озерами. Возможно, они высохли. Но иногда в городе идет дождь. Мне видно из окна. Сильный, долгий ливень. Но он слишком редок для нынешнего времени. Вскоре после встречи с солнечными лучами осевшая влага испаряется.
Ливень. Это фактически последнее, что напоминает звуки прежней жизни. Когда приходит ливень, когда шумит дождь, когда гремит гром... Шум шуршащих по асфальту и стенам струй. Иногда - звонкий стук капель, разбивающихся о железные навесы. Или же приглушенная дробь дождя о множество зонтиков...
Зонтики, конечно, исчезли. Давно канули в никуда. И молнии теперь бьют слишком сильно и близко.
Завывание, гул ветра. Штормовой рев. Грохот. Бури, как последние доказательства, что жизнь еще не совсем умерла здесь. Демонстрация из последних сил. Попытки костного походить на живое. Редкие.
В остальное время меня окружает лишь тягостная тишина. И изучающее меня солнце.
Его краешек сейчас вот-вот закатится за горизонт.
Наступает долгожданная ночь. Жесткая, ледяная, сковывающая. Разрушающая то, что еще не убило солнце. Ночь, не приносящая облегчения.
Завтра будет новый рассвет, который теперь не похож на надежду, на образ возрождающейся жизни. А за ним - новый день в тишине и нежизни. И снова - закат - величественная, горькая, родная, знакомая смерть.
Окна выходят на запад. Каждый день - вечный и неизменный вид на закат.
Пока мои давно сухие кости не сожжет умирающее солнце или не разрушит холод ночи.

@музыка: Vanessa Mae - the_blessed_spirits

@темы: Миниатюра, Проза, Фантастика

01:51 

Долина снега

Вокруг один лишь снег... Только его искрящаяся белизна стелется под ногами…
Холод, как дикий зверь, пытается растерзать путника своими острейшими когтями… Добраться до теплой крови, высосать жизнь до самой последней капли…
Вся долина необычайно велика, и ее заботливо окружают кольцом седые спящие вулканы... Их окутал снег, усыпил и не дает проснуться.
Здесь навечно поселился хищный холод. Здесь ничего нет, кроме холода и снега. Здесь жив только лишь холод.
Даже боги не знают: справятся ли с ним в равном бою…
Лишь холод. Холод…
Он съедает все звуки, рождаемые жизнью: не слышно дыхания, и стук собственного сердца не отдается в ушах. Даже скрип снега под ногами умирает еще до рождения.
Ветер?.. Свободный сильный ветер, что может гулять там, где захочет? Нет. Эту долину он облетает стороной. Ведь там он умрет, как и все.
Мертвая долина. Лишь белый снег. И черный холод.
Никого нет. И нечем утолить голод, что становится лишь сильнее и злее.
Мертвая тишина. И белый свет снега. Черная злость хищного холода.
Долина снега…


(c) Ильг
2005

@темы: Проза, Миниатюра, Легенды мира

00:38 

Цель: идеал

По серой асфальтовой дороге бежит маленькая девочка. К груди она прижимает игрушку. Обычную игрушку со свалявшимся белесым мехом. Разобрать, что это за зверь сложно.
Девочка бежит, пока ее еще держат ноги. По дороге бежать легко. Бежать мимо проглядывающих сквозь тьму скелетов. Мимо умерших деревьев. Мимо обтянутых истлевающей кожей трупов животных и людей.
Мимо ржавеющих остовов машин.
Дорога чиста. Идеально чиста. Только шумный, непокорный ветер вместе со своим дружком - дождем иногда бросают пыль и воду на вычищенное сотнями щеток асфальто-вое покрытие.
Девочка бежит. Мама просила ее не останавливаться. Ни за что не останавливаться! Ножки уже так устали... Но мама кричала: «Беги!». Она так кричала, после того, как их домик смели. Домик из веток и картона. Домик, который был так близко к Дороге…
Они – последние. Девочка и ее мама. Были. Теперь осталась только девочка.
Сейчас можно только тереть рукой глаза и смахивать горькие слезы. Идеально ровная дорога смеется и заставляет спотыкаться. До диких мест так далеко… А сзади приближаются они. Чуть слышно шипя колесами, идеально смазанными соединениями, шарнирами. Тихо, без слов. Как всегда.
Им не нужно спешить. Люди смертны. Все живое смертно. Только машинам все равно.
Соединенные единой целью. Единым разумом.
Идеал. Стерильность.
От живого так много проблем…
Убить все.
Цель: идеал.
Ни автомобилей, ни людей, ни животных. Ни деревьев, что бросают на асфальт свою листву. Ни износившихся машин.
Все, что вносит хаос - за обочину.
Только никак не справиться с непокорным ветром, что несет много пыли. И дождем, что льет воду. На идеальное асфальтовое покрытие дороги…

@музыка: Michael Nyman - Memorial (Remix); Epicon (Hybrid); A Narnia Lullaby

@темы: Проза, Миниатюра, Фантастика

01:06 

***

Под древним холмом, на котором раскинулся старинный город, спит вечный зверь.
Сны зверя о людях. Людях выше и ниже. Людях раньше и позже.
Видения о лесах, что восставали из пепла, но превратились в золу. О каменных стенах, что окружали холм, но вновь рассыпались в пыль.
О любви. И войне.
О смерти. И выборе.
О страхе. И тишине.
И песне…
Но сон этот преходящ.
На всех четырех лапах зверя – золотые оковы. Они тают от горьких слез детей. В один из дней упадет последняя слезинка, которая окончательно растопит оковы.
И сон спадет.
Тогда холм дрогнет. И разойдется от ударов хвоста. Зверь выйдет. Встряхнется. Серая шерсть сменится золотой. А золотая – багровой.
И вокруг побегут змейки огня.
Змеи.
Голодные огненные многоголовые гидры.
Они будут пожирать камень. Пить металлы. Они будут глотать людей и животных. И вдыхать деревья.
То, что уцелеет после них, попадет под лапы вечного зверя. И все равно умрет.
Зверь будет идти долго. Очень долго. Для вечного нет времени и направления.
Идти и идти.
Пока шерсть вновь не станет серой, и усталые лапы не допустят тело на землю.
А когда он ляжет, вокруг лап его снова замкнутся золотые оковы. Но вечный зверь уже будет спать. А над ним вырастет новый холм.

@музыка: X_Ray_Dog___01___Here_Comes_The_King; Epicon (Hybrid)

@темы: Творчество, Проза, Миниатюра

23:50 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:37 

***

Свобода ветра. Сила земли. Энергия огня и солнца. Я.
Я боюсь тебя. Я убью тебя! Не приближайся!..
Подойдешь – я отбегу. Не угонишься. Не теряй время. Ведь я буду зорко за тобой следить. Не приближайся!..
Куда ушла моя мать? С тобой. Мои сородичи? С тобой! Я убью тебя!! Я боюсь тебя!..
Не приближайся! Ты видишь, какой я огромный! Ты видишь, какой я злой! Убью. Одним ударом.
Ты – мой страх. Ты – грозящая опасность. Ты тих и замедлен. Ты слаб, как трава, склоняющаяся под ураганным ветром. Но ты коварен. О да, я знаю, как ты зол и коварен. Не приближайся!
Ты умеешь ловить через расстояние. И время. Ты готовишь мне нежизнь и смерть. Я знаю. Нежизнь под тобой. Нежизнь в угоду тебе.
Поймал солнце. Запряг ветер и воду.
Но я убью тебя. Даже попав к тебе в руки. Не подходи.
Возможно, не сразу – ты мастерски умеешь укрощать. Но убью! Имей в виду! Убью!.. Одним своим существованием. Через зависть твоих сородичей.
Может быть, после своей смерти. Через других. Через солнце. Ветер. Воду!
Не подходи!
После своей смерти. Но убью! Тебя! Я!
© Ильг

@темы: Проза, Миниатюра

00:32 

Новый день на ипподроме

Жар солнца. Гул трибун… Рев динамиков. Мельтешение копыт.
Стартовая машина. Бокс.
Бьюсь о стены… Стены – решетки. Поржавевшее железо.
Выйти! Выскочить отсюда!
Звонок! Рывок! Полет…
Рыжий хвост. Пыль в глаза. Блеск подков.
Черный бок. Сапог. Хлыст. Удаляющийся черный хвост…
Ветер с запахом пота и земляной пылью бьет в ноздри… Воздух с духом страха… Вихрь азарта…
Ритм. Четкость бега. Ускорение.
Снова черный бок, побелевший от мыла. Чужое хриплое дыхание. Черные ноги, отбивающие нечеткий ритм. Черная морда в пене… И, чуть дальше, рыжая…
Быстрее. Четче.
Поворот.
Удары хлыста. Вновь ускорение.
Никого впереди.
Уже не управляю ритмом. Он правит мной… Крик и свист с трибун…
Жар солнца… Холодный ветер…
Забываю копытами касаться земли. В ритме. В скорости. В пене…
Не чувствую себя. Ветер… Перед глазами только солнце… Слепящее белое солнце…
Ветер. Солнце.
© Ильг




@темы: Проза, Миниатюра, Лошади

02:20 

В начале времен...

_Черный, как пепел вулкана, единорог, с рубиновой каплей, дрожащей на конце его рога.
_Черная, блестящая шерсть; черные, искрящиеся большие глаза.
_Огромный единорог. Мощный, как тяжеловоз, и необыкновенно высокий.
_Смотрит сверху вниз, с легким презрением. Однако, он весь в напряжении - вздрагивает и порывается убежать от малейшего шума или резкого движения.
_Красная капля на конце золотого рога тоже дрожит и покачивается, угрожая оторваться. Она, как напоминание о крови земли, которой, время от времени, исходятся вулканы, выбрасывая из себя перед этим тучи пепла и рождая новых черных единорогов.
_А старые единороги в этот момент теряют свой золотой сверкающий рог... Но у них отрастают крылья. Смоляные крылья, мягче перьев которых, нет в моем мире ничего.
_И старые единороги отталкиваются копытами от земли и своей родной огнедышащей горы, породившей их когда-то, очень много лет назад, и мчатся в небо, кружась на новообретенных крыльях, и горько оплакивая рубиновыми слезами золотой рог и кровавую каплю на нем.
_Они-то и есть источники скорби в моем мире. Они сеют это чувство, разбрызгивая крыльями свои слезы.
_Каждая капля - это скорбь по ушедшим дням, это скорбь о потеряном или не обретенном, это скорбь...
_Черная длинная грива, черные огромные крылья... Их никто не видит, но каждый чувствует их горе!
_А потом они исчезают, оплакав полностью свою потерю, уступая место другим, новообретшим крылья, их скорбь уступает место новой скорби...
_А внизу встают на слабенькие ножки молодые единороги с кроваво-красной каплей, дрожащей на золотом витом роге. Черные, как извергнутый из недр живых гор пепел.
_Они, слабые, дрожащие, входят в огненную кровь земли, и, искупавшись в ней, из лавы выходят огромные, черные, блестящие шерстью единороги...


© Ильг
03.2005

@темы: Проза, Миниатюра, Лошади

Записки оборотня-конника из лаборатории по исследованию жизни

главная